Menu

Кризис как шанс и новая возможность роста

wpid-5721e2e223578.jpg

3-03-2015, 15:08

Кризис как шанс и новая возможность роста

Эксклюзивное интервью Жана-Луи Стази, президента Schneider Electric в России и странах СНГ, журналу Энергополис.

Жан-Луи стази: Изменения, произошедшие в России в третьем и четвертом кварталах прошлого года, для нашей компании характеризуются прежде всего двумя факторами изменением курса рубля, который серьезно подешевел за последние несколько месяцев, и снижением цены на нефть. Оба эти фактора чисто экономические, и оба носят регуляторный характер, но я вам так скажу: первый из них сыграл нам на руку, и во втором мы тоже видим какие-то новые возможности для нашей компании на рынке.

Подорожал импорт, и у Schneider Electric в России как у местного производителя появилось некое новое преимущество. Наша продукция в связи с ослаблением рубля стала более привлекательной по сравнению с продукцией наших коллег по индустрии.

Изменение цены на нефть, конечно, усложняет ситуацию. Наши заказчики, клиенты и партнеры видят, ощущают на себе снижение инвестиционного потенциала и сокращение капиталовложений. Но мы тем не менее считаем, что и тут нет худа без добра. По-своему это тоже хорошая возможность для компаний. Почему? Потому, что объяснимое и разумное желание стать более эффективными на рынке в этих условиях становится насущной необходимостью. Гораздо больше теперь им нужно думать о том, сколько тратить и на что.

И еще, когда мы с вами говорили в июне на ежегодном форуме Xperience Efficiency, который проводит наша компания второй год, санкции, вводимые Западом против России, были только темой для разговоров и обсуждений. Самих санкций как таковых не было. Санкции сегодня те экономические условия, которые поставили в России на повестку импортозамещение и увеличение объемов закупок товаров местного производства от российских поставщиков.

Конечно, ситуация, скажем так, не самая простая. Но в любой сложности всегда есть возможность, есть шанс для человека или для коммерческой компании воспользоваться этим для своего развития, если только они готовы. И, как ни посмотри, с точки зрения Schneider Electric, все эти четыре фактора: эффективность, снижение затрат, экономия как необходимость и закупки большей номенклатуры оборудования у местных поставщиков для нас это хорошо. Мы как раз находимся в таком положении на рынке, чтобы суметь удачно этой возможностью воспользоваться. Мы можем предоставить нашим заказчикам все перечисленное, в том числе местные товары, и помочь им быть более энергоэффективными.

ЭнергоПолис: Жан-Луи, я часто слышу высказывания политиков, представителей власти и крупного бизнеса, что политика отдельно, бизнес отдельно, и с этим согласен, учитывая ту роль, которую играют Россия и наш внутренний рынок для западных компаний. Но есть два момента, в которых эти два понятия, на мой взгляд, пересекаются: то, что упомянутые вами санкции против России будут длиться ориентировочно десять лет, и это стали называть новой экономической ситуацией России, с одной стороны, и создание благоприятного инвестиционного климата в стране, о котором много и очень эмоционально говорят в России последние двадцать с лишним лет, с другой. Schneider Electric один из крупнейших иностранных инвесторов в российскую экономику…

ЖЛС: На самом деле санкции сегодня затрагивают, в части ограничения доступа к технологиям, возможности развития и модернизации в России, прежде всего сектор энергетики, топливно-энергетический комплекс. Если взять местный автопром или производство продуктов питания, тут, напротив, возникает возможность для роста внутреннего рынка и больших капиталовложений для его развития, потому что есть неудовлетворенный спрос. Конечно, в России грядут серьезные изменения именно в энергетическом секторе, особенно по нефтегазу. В ответ на санкции Россия дала понять, что не хочет и не будет зависеть только от цены на нефть в долгосрочной перспективе. И Россия сейчас ищет доступ к новым технологиям и возможности закрепить этот доступ. Запущенная правительством программа импортозамещения в первую очередь нацелена на это. Тут санкции имеют некое нейтральное, наверное, значение в ближайшие пять лет.

Что касается второй части вашего вопроса, скажу, что президент и председатель совета директоров Schneider Electric Жан-Паскаль Трикуар присутствовал 21 октября на заседании Консультативного совета по иностранным инвестициям в России (КСИИ) под руководством председателя Правительств РФ Дмитрия Медведева. Там же присутствовали еще порядка 30 руководителей крупнейших компаний, которые входят в топ-100 ведущих мировых фирм. Диалог был довольно открытым. Правительство продемонстрировало серьезные намерения повысить привлекательность России для иностранных инвестиций.

По большому счету, наши рекомендации правительству сводятся к двум основным пунктам. Первое чтобы к нам, международным компаниям, локализующим производство в России, относились справедливо, потому что мы все партнеры и инвесторы. Мы не боимся конкуренции, но хотим, чтобы она была честной. Мы говорим, что, если мы делаем капиталовложения, мы хотим, чтобы правила игры были едины для всех. И второй момент, или принцип, если угодно: Schneider Electric не только в России, но и в других странах, где мы присутствуем, старается четко разделить политику и бизнес, предлагая свое содействие государству в различных сферах, в том числе для того, чтобы диалог политики и бизнеса был взаимным, шел в обоих направлениях и был открытым.

ЭП: Успех программы импортозамещения в России во многом зависит от возможности привлечения капитала для отечественного реального сектора, инвестиций, от которых Запад своими санкциями российские компании отрезал. Сейчас российские производители не только отстают в технологическом плане от западных компаний, но еще и не имеют многих финансовых возможностей. У западных компаний, развивающих локализацию в России при поддержке своих капиталов, появляется дополнительная фора на рынке. В этой связи я хотел бы спросить вас, Жан-Луи, какие направления бизнеса Schneider Electric будет продвигать здесь? Каковы инвестиционные приоритеты компании в России, какие сектора вам кажутся более перспективными?

ЖЛС: У нас есть план по капитало]вложениям в России стране, где мы работаем и с которой тесно связаны. И мы будем придерживаться его с точки зрения капиталовложений в те сферы, которые приоритетны для государства. Что касается локализации, наверное, будет серьезно развиваться доля производства оборудования для нефтегазового сектора. Это понятно и объяснимо тем, что там нужны новые технологии, технологии прогрессивные, которые можно взять с местного рынка. Мы ведем отрытый диалог с профильными министерствами, чтобы адаптировать нашу стратегию к нуждам страны. На форуме ENES у нас состоялась встреча с министром энергетики Александром Новаком, который выразил поддержку нашему активному развитию в России. Также на встрече мы передали министру рекомендации по стимулированию энергоэффективности, подготовленные крупными французскими компаниями, входящими в Союз предприятий по развитию энергоэффективности и экологической безопасности (U4E), совместно с Комитетом по энергетической политике и энергоэффективности РСПП.

ЭП: Жан-Луи, мне кажется, что наш с вами сегодняшний разговор о санкциях и кризисе как новых возможностях повышения эффективности и конкурентности на рынке для компаний логично продолжить вопросом об инновациях как дополнительном конкурентном преимуществе. Согласен с вами, когда вы говорите, что ситуация развивается таким образом, что российские компании получают дополнительный импульс со стороны государства к усилению конкуренции с основными игроками, но очень мал тот сегмент, где отечественные производители могут реально выступить конкурентами мировым лидерам. Притом что мы говорим о некоем технологическом отставании российской промышленности от Запада, насколько Schneider Electric или, допустим, другие мировые компании лидеры рынка готовы к тому, что появятся российские инновации мирового уровня? Как, по-вашему, произойдет ли это в какой-то обозримой перспективе при сегодняшних экономических условиях в России?

ЖЛС: На самом деле инновации это такая вещь, для которой границ не существует. Для развития инновационного производства необходимо наличие трех компонентов, трех условий. Первое это очень глубокие экспертные знания, наличие наработок фундаментальной науки, которые можно осуществить на практике и внедрить в производство. Второе это спрос, рынок сбыта. И третье это инвестиции, хотя бы первоначальные.

Развитие инноваций это экосистема, если угодно. И Сколково, о котором несколько подзабыли, это, кстати, неплохой пример попытки создания такой экосистемы инноваций. Почему? Потому, что Сколково сводит воедино эти три момента. У них есть ученые, у них есть центр научных разработок, у них есть рынок Россия. Плюс венчурный фонд. И все. Но это можно делать везде в Казани, в Томске, в Перми, в Новосибирске или где-нибудь еще. Но, где бы это ни делали, очень важно свести воедино эти три момента. Но это не так просто.

Импульс развития конкуренции со стороны государства программа импортозамещения это хороший стимул и для воспитания, и для укрепления духа предпринимательства в стране, и для развития инноваций. Посмотрите на мировую карту: наиболее инновационными стали те страны, у которых просто нет другого выбора. Они вынуждены это делать, вынуждены развивать наукоемкие технологии, прогрессивные, передовые, прорывные, которые востребованы рынком.

ЭП: Господин Стази, каким вам видится развитие рыночной ситуации, о которой мы сегодня говорили, допустим, в перспективе от года до трех лет?

ЖЛС: Я уже сказал и повторюсь, что реальность это снижение цен на нефть и замедление мировой экономики. И все это сокращает потребности в нашей продукции, с одной стороны. Но, с другой стороны, сейчас возрастает потребность в эффективности. Экономике нужно быть продуктивной. Если говорить о российском рынке, то сейчас здесь в первую очередь будут развиваться компании, ориентированные на экспорт своей продукции. Это горнодобывающая отрасль, металлургия, нефтегазовый сектор. Это компании, которым нужны глобальные рынки. Те же самые рынки нужны и Китаю, и другим странам. А это конкуренция. И вопрос эффективности и снижения себестоимости, снижения затрат становится важным, приоритетным.

ЭП: Жан-Луи, мы в России никогда не добьемся себестоимости добычи нефти, как в Саудовской Аравии, например.

ЖЛС: На самом деле я считаю, что, наверное, некорректно сравнивать стоимость добычи нефти в России и Саудовской Аравии. Даже не нужно этого делать. Для России важно сейчас, чтобы экономика стала более экономной. Имеется в виду, что надо за те же деньги делать больше. Эта эффективность очень важна для того, чтобы стать независимыми от внешнего финансирования, чтобы вкладывать заработанные деньги опять в новый цикл и стать автономными в хорошем смысле. И здесь, мне кажется, и есть та часть рынка, где Schneider Electric может больше инвестировать в Россию с точки зрения локализации российских знаний, чтобы сделать более эффективным производство.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: